Дорожная карта обманутых ожиданий.

 

Разуверившись в желании Евразийской экономической комиссии, ФТС и МЭР навести порядок на таможне, председатель Координационного совета по оптимизации движения внешнеторговых грузопотоков, депутат Госдумы Михаил Брячак обратился за помощью к директору по соответствию и упрощению Всемирной таможенной организации Гауджан Жу.

Текст: Алексей КАЗАКОВ.

С осени прошлого года в Госдуме работает Координационный совет по оптимизации движения внешнеторговых грузопотоков. Общим местом всех выступлений на заседаниях Координационного совета была благодарность, высказываемая бизнесменами, за организацию такого совета. Дескать, наконец-то нашелся орган власти, который услышал голос бизнеса и стал наводить порядок в таможенном деле. Нарыв был вскрыт. Диагноз и способы лечения болезни отрасли нашли свое выражение в двухсотстраничном аналитическом исследовании «Администрирование внешнеторговых потоков», написанном группой депутатов и ученых во главе с членом-корреспондентом РАН Валерием Цветковым. Авторы аналитического исследования фактически предложили провести широкомасштабную реформу в области ВЭД. Но последние события показали, что ЕЭК, ФТС и МЭР не торопятся либерализовывать работу таможни.


Известный специалист в области таможенного дела, заместитель генерального директора по связям с государственными органами и международными организациями Crocus Group Леонид Лозбенко объяснил это боязнью реформ: «Таможня собирает 52% средств бюджета. Правительство и президент никогда не откажутся от того, чтобы эти деньги поступали в бюджетную копилку. Никогда!»


Кроме того, Лозбенко пообещал, что скоро у сторонников консервативного подхода по отношению к преобразованиям в таможне появится весомый козырь. «Я хотел бы напомнить о последних событиях, произошедших на Украине. Там сейчас таможенная служба превратилась просто в департамент в рамках Министерства по налогам и сборам. Практически не упоминается уже слово «служба», ломаются все отработанные годами процессы. Я не хочу предвосхищать какие-то коллапсы, но ситуация достаточно тревожная. В этой связи я призываю относиться крайне бережно к тому, что мы наработали за последнее время в области таможенного администрирования. Это становой хребет внешней экономики», – заявил Леонид Лозбенко.

 

НАДЕЖДА НА ПРИОРИТЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА.

Последнее заседание круглого стола на тему «О гармонизации национального законодательства в соответствии с нормами Генерального приложения Киотской конвенции» говорит о том, что у сторонников упрощения таможенных процедур появился шанс на успех. Двигателем этого процесса стала необходимость гармонизации национального законодательства в соответствии с нормами Генерального приложения Киотской конвенции.


Два года назад во Всемирную таможенную организацию был представлен документ о присоединении России к Киотской конвенции. Соответственно, с 4 июля 2011 года началось исчисление срока, когда Российская Федерация должна обеспечить выполнение взятых на себя обязательств по гармонизации национального законодательства. «В ноябре 2010 года правительство доложило Государственной Думе о предстоящем внесении изменений в 16 федеральных законов, 8 указов президента Российской Федерации и 62 постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации», – сказал председатель Координационного совета, депутат Госдумы Михаил Брячак.


Срок, который выделяется для такой деятельности, составляет 36 месяцев, и он истекает 4 июля 2014 года. Но в Государственной Думе, и в частности в Комитете по международным делам, нет полной ясности о том, в какой степени нынешнее национальное законодательство соответствует Киотской конвенции.

 

ЧУДНЫ ДЕЛА ТВОИ, ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ.


Позиция МЭР, которую озвучил на заседании круглого стола начальник отдела нормативного обеспечения ВЭД департамента координации, развития и регулирования внешнеэкономической деятельности МЭР Михаил Антипов, фактически свидетельствует об отказе этого ведомства от либерализации ВЭД. «Мы сейчас проводим большую работу по реализации «дорожной карты» по совершенствованию таможенного администрирования. И по истечении года с начала этой работы мы вынуждены пересматривать некоторые методологические подходы к её реализации», – заявил Михаил Антипов.

Но, судя по словам представителя МЭР, ревизии подвергается не только «дорожная карта», но и сам факт присоединения России к Киотской конвенции, утвержденной парламентом в 2011 году.

 «Мы помним, что когда принимался закон о присоединении к Киотской конвенции, там был перечень из нескольких десятков нормативно-правовых актов, которые подлежат изменению в связи с присоединением к Киотской конвенции. Но для нас было бы более важно не убедиться в том, что они (правовые акты) как-то поменялись, а убедиться в том, что поменялась практика и действительно произошли какие-то качественные улучшения», – сказал он.


Таким образом, через два года после принятия Конвенции Госдумой возникает вопрос: а нужна ли она российскому бизнесу? На этот вопрос у представителя МЭР до сих пор нет ответа. «Этот вопрос на самом деле сложен в разрешении, – говорит представитель МЭР. – Нам не удаётся сформировать пул респондентов, который нам точно скажет, есть эффект от Киотской конвенции или нет. Ведь предпринимательское сообщество очень разнородно, и это зависит и от регионов, объемов торговли и категорий товаров».

 

КОНВЕНЦИЯ НОН ГРАТА.

В ближайшее время будет готов протокол проекта об изменениях в ТК ТС. Эксперты и рабочая группа согласовали в конце мая все пункты и статьи. Теперь предстоит внутренняя процедура подписания протокола тремя странами ТС. Член коллегии Евразийской экономической комиссии по таможенному сотрудничеству Владимир Гошин оставил без комментариев заявление Михаила Антипова. Но он опосредованно выразил свое согласие с мнением представителя МЭР.


«Мы улучшаем Таможенный кодекс процентов на 10, будем откровенны. Мы не смогли заложить туда самые прогрессивные подходы, такие, какие есть в Киотской конвенции», – признался Владимир Гошин.


Что такое 10% за два года работы над усовершенствованием Таможенного кодекса Таможенного союза? Стоит обратить внимание на статистику, приведенную советником по вопросам таможенного права DLA PIPER Мариной Лякишевой. «В 2012 году судами рассмотрено более 30 тысяч дел с жалобами на незаконные действия таможенных органов. Суд признал незаконность действий таможенных органов в 91% всех рассмотренных дел», – сказала она. То есть только 9% дел решено в пользу таможни. При этом ЕЭК словно не замечает такой ужасающей статистики.


Владимир Гошин не дал внятных объяснений причин столь скромного результата работы коллегии Евразийской экономической комиссии по таможенному сотрудничеству.


По его словам, комиссии не удалось внедрить такой прогрессивный метод, как институт уполномоченных экономических операторов. Притом что, например, Белоруссия ввела этот институт так же, как и электронное декларирование.


«Мы прекрасно понимаем, что уполномоченный оператор в наших реалиях и в европейских реалиях – несколько разные вещи. То есть у нас они только делают первые шаги на территории Таможенного союза, в Европе они этот институт развивают давно. Там давно поняли, что с таможней выгодно работать честно», – признал Владимир Гошин. Только непонятно, кому он, член ЕЭК, адресовал этот упрек.


Еще одно отличие Таможенного кодекса от Киотской конвенции состоит в том, что в кодексе нет упоминания о системе таможенного контроля на основе методов аудита. «Речь идет о проведении аудиторских проверок с использованием коммерческих систем участников торговли, основанных на общепринятых принципах ведения бухгалтерского учёта», – сказал Владимир Гошин. Причина в том, что пока принципы ведения бухгалтерского учета в России, Белоруссии и Казахстане не соответствуют международным стандартам. Речь идет о том, что уполномоченный оператор или лица, претендующие на ряд упрощений в таможенном законодательстве, должны раскрывать своё видение своих счетов, чтобы таможня могла их проверять. Но, по словам Гошина, таможня здесь ни при чем. Эта компетенция других ведомств.


Печальную картину, обрисованную В. Гошиным, рекомендации, сделанные депутатами по итогам заседаний круглого стола. В документе, в частности, говорится, что в отличие от Европейского союза, где не установлено обеспечительных мер для уполномоченного экономического оператора, в Российской Федерации обеспечительная сумма составляет: для производственных компаний – 150 тыс. евро, для прочих – 1 млн евро.


Предпринимательским сообществом критически оценивается позиция ФТС России и Минюста России, не считающих необходимым приведение в соответствие с Киотской конвенцией главы 16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.


Так в соответствии с Конвенцией таможенная служба не применяет существенных штрафных санкций за ошибки в тех случаях, когда она убеждена в том, что такие ошибки не являются умышленными. Но по российскому законодательству (ст. 16.2 КоАП РФ) недостоверное декларирование, без каких бы то ни было оговорок, влечёт за собой наложение штрафа в размере от 50 до 200% стоимости товара с конфискацией или без таковой, говорится в рекомендации круглого стола.

 

ОБЕЩАТЬ – ЕЩЕ НЕ ЗНАЧИТ ЖЕНИТЬСЯ.

В соответствии с традициями, которые сформировались в руководстве страны, член ЕЭК говорил не о том, что сделано, а о том, какие радужные перспективы ждут бизнес в будущем.

«Сейчас мы пытаемся решить наболевший вопрос таможенной стоимости. Мы изучаем систему, которая применяется в Евросоюзе. То есть каким образом предоставляется обеспечение таможенных платежей, чтобы не держать товар на складе временного хранения, чтобы он шёл в экономический оборот, но вместе с тем страна, государство были уверены, что надлежащие таможенные платежи будут получены. Надеюсь, что и в новом кодексе, а может быть даже и раньше, мы сможем решить другую наболевшую проблему – уплату через обеспечение», – обнадежил представителей бизнеса Владимир Гошин.


По его словам, в ближайшее время, возможно до принятия новой редакции Таможенного кодекса, на таможне будет введен автоматический пуск. То есть выпуск товаров на экспорт без участия инспектора. «Допустим, если идут однотипные товары, которые не облагаются экспортной пошлиной, будь там металлопрокат или тракторы «Беларусь», или автомобили КамАЗ. Чего их смотреть? КамАЗ, он и есть КамАЗ, или трактор. Чего их пересчитывать? Для этого есть служба безопасности, бухучёта и тому подобное на заводе, пускай они считают. То есть что от этого страна теряет? Ничего не теряет. То есть белорусы пошли ещё немножко, допустим, дальше, они вообще отменили сбор за таможенное оформление при экспорте товаров, чего, кстати, пока не сделала Российская Федерация», – сказал Владимир Гошин.

 

УМОМ ТАМОЖНЮ НЕ ПОНЯТЬ.

Ревизия принципов «дорожной карты» и Киотской конвенции имеет несколько версий. Среди них коррупция, которая досконально описана в аналитическом исследовании «Администрирование внешнеторговых потоков». Можно также предположить, что правительство вняло предупреждениям Леонида Лозбенко и опасается издержек, которые сопровождают всякое реформирование. Этим обстоятельством действительно пренебрегать нельзя, особенно в условиях возможного экономического кризиса. Но существует еще одна версия – политическая. В условиях ВТО нынешнее состояние таможни, то есть коррупция, волокита и т.д., может поставить заслон проникновению товаров на российский рынок, а значит, и защищать интересы отечественного товаропроизводителя. При этом мы остаемся неуязвимы для наших партнеров по ВТО. Дескать, после развала СССР развалилась и таможенная система. Нужно много денег и времени. А бизнесу как бы дают понять, что вместо того, чтобы связываться с дурдомом под названием «Таможня», не лучше ли организовать производство в России и развивать внутренний рынок?


Однако, судя по выступлению начальника департамента таможенных операций и поставок российской самолетостроительной корпорации «МиГ» Сергея Истомина, нынешние порядки на таможне не способствуют развитию высокотехнологичных отраслей российской экономики.


«Мы изготавливаем авиационную технику. И естественно, что если такая продукция, которая находится на борту самолетов, выходит из строя, то регламентационные акты поступают в адрес нашего предприятия, и мы должны принять меры к тому, чтобы устранить эти дефекты. Но на сегодняшний день Таможенный кодекс Таможенного союза не содержит таких положений, когда в рамках переработки на таможенной территории мы можем вывезти такие изделия для ремонта в соответствующую страну. Это, несомненно, очень мешает нашему предприятию и, я думаю, всему машиностроительному комплексу, который занимается изготовлением вот такой высокотехнологичной продукции», – сказал представитель «МиГа».


Он привел еще ряд примеров, которые опровергают идею о том, что таможня перестраивает свою работу в интересах отечественного производителя.


Речь идет о положении, связанном с применением эквивалентной компенсации. «В кодексе 2003 года она получила своё закрепление, и на сегодняшний день эквивалентная компенсация закреплена в тексте Таможенного кодекса Таможенного союза. На первоначальном этапе практика ее применения отвечала интересам отечественного машиностроения. Но пять лет назад политика Федеральной таможенной службы коренным образом изменилась. Эквивалентная компенсация в том виде, в котором она применялась в течение 15 лет, больше не применяется, – рассказывает Сергей Истомин. – Киотская конвенция предусматривает применение эквивалентной компенсации в процедуре переработки без каких-либо условий. Кстати сказать, такие же положения содержатся и в Европейском таможенном кодексе, у нас же применение эквивалентной компенсации существенно ограниченно».


О том, что нынешнее состояние законодательства не способствует защите интересов отечественного производителя, говорят и примеры из транспортной отрасли. В частности, представитель Гильдии профессиональных участников ВЭД Евгений Кашкарев заявил: «Неприсоединение к специальным приложениям Киотской конвенции приводит к тому, что у нас не будет работать несколько экономических режимов. Прежде всего речь идет о режиме перегрузки и режиме каботажной транспортировки. Это не позволит нашим стивидорным компаниям, нашим портовым комплексам использовать так называемый трансшипмент. (Перевозка иностранных товаров между российскими портами и перевозка российских товаров как часть международной перевозки.) То есть введение этих режимов не дает полноценно конкурировать российским портам с нашими основными конкурентами – прибалтийскими и финскими портами».


 
Со временем проблемы непонимания между бизнесом и таможней будут усугубляться. «После подписания Владимиром Путиным 44-го закона о контрактной системе закупок количество участников, в том числе и внешнеэкономической деятельности, увеличится во много раз», – предупреждает член Координационного совета от национальной инновационно-технологической палаты Вячеслав Поляков.

 

СОВЕТ ВЫПУСТИЛ ПАР НЕДОВОЛЬСТВА. СОВЕТ МОЖЕТ РАЗОЙТИСЬ.

Таким образом, надежды, которые возлагались бизнесом на работу Координационого совета, себя не оправдали и перспективы его дальнейшей деятельности не внушают оптимизма. Особенно на фоне тех заявлений, которые сделал на круглом столе Михаил Антипов. Выражая общую тревогу, Михаил Брячак заявил: «К сожалению, в сегодняшнем заседании мне лично не совсем была понятна позиция, высказанная представителем Министерства экономического развития, – сказал он. – Мы подготовим официальный запрос министру экономического развития с просьбой разъяснить позицию этого ведомства по отношению к «дорожной карте» и Киотскому протоколу».

Еще большее беспокойство председателя Координационного совета вызывает то, что реализация важных ключевых пунктов «дорожной карты» – пунктов 4, 11, 13, 31, 38, 33, 39 – происходит со значительным отставанием от намеченных сроков либо не в полном объёме.

(Редакционное разъяснение. В этих пунктах речь идет об использовании предварительной информации; о плане мероприятий по улучшению ситуации в морских портах; о сокращении сроков совершения таможенных операций; об изменении критериев по исключению из реестра таможенных представителей; о проведении инвентаризации составов административных правонарушений; об определении порядка создания и ликвидации таможенных управлений).

Михаил Брячак видит главную причину противодействия «дорожной карте» и Киотской конвенции в том, что сложившееся статус-кво в области ВЭД устраивает некоторые влиятельные круги в сфере таможенного дела. «Статистика говорит, что в среднем на границе Российской Федерации около двух суток простаивают транспортные средства. Но есть структуры, которые не хотят перемен, которые хотят сохранить сегодняшнее положение. И у нас с коллегами есть основания так считать. Мы обратились к президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину и на конкретном примере показали, что ныне сложившаяся практика во многом несовершенна, и она защищается определённой структурой», – считает он.


У профессионального сообщества сформировалось мнение об отсутствии у органов власти чёткого понимания того, что сделано и, что ещё необходимо сделать в области нормотворчества по приведению на­ционального законодательства в соответствие с Конвенцией, говорится в рекомендации международного круглого стола «О гармонизации национального законодательства в соответствии с нормами Киотской конвенции».


Новые веяния по отношению к «дорожной карте» и Киотской конвенции вынудили Михаила Брячака обратиться к присутствующему на заседании директору по соответствию и упрощению Всемирной таможенной организации Гауджан Жу. «Хочу попросить вас о поддержке, – говорит он. – Депутаты Европарламента очень озабочены тем, что интеграция Восток – Запад не может в полной мере состояться или эффективно развиваться без прозрачных, понятных, минимизированных по затратам, времени и ресурсам процедур таможенного оформления».

 

Международный экспедитор №2 (2013)

 

Вернуться назад

X