Таможня припасла пошлину.

Дальневосточные таможенники, не дожидаясь официального утверждения нормативов потребления бункерного топлива судами, проводят ревизии и взыскивают с бункерных компаний средства за «излишне» принятые на борт топливные припасы. Количество сверхнормативных припасов они подсчитывают самостоятельно.

Нет груза – нет припаса?

В условиях дефицита федерального бюджета государство обратило внимание на бункеровочную сферу как на источник для его пополнения. Так, еще в августе 2015 года президент России Владимир Путин подчеркнул необходимость решения проблемы с оформлением экспорта нефтепродуктов под видом судовых припасов, из-за чего бюджет недополучает значительные средства. «Пока нет продвижения в решении такой важной проблемы, как пресечение незаконного вывоза нефтепродуктов при заправке судов бункерным топливом», - сказал тогда Владимир Путин.

Министерством транспорта России совместно с Федеральной таможенной службой (ФТС) после этого был подготовлен проект решения Евразийской экономической комиссии об определении количественных норм бункерного топлива, перемещаемых на судах в качестве припасов. До принятия решения Евразийской комиссией Федеральной таможенной службой разработаны профили риска, которые предусматривают усиление мер контроля за вывозом бункерного топлива в соответствии с теми формулами, которые направлены в Евразийскую комиссию.

Не дожидаясь официального утверждения указанных нормативов, дальневосточная и Центральная энергетическая таможня воспользовались правом проверки после выпуска и «задним числом» пересмотрела ряд старых сделок, связанных с оформлением бункерного топлива. В частности, ревизии подверглись сделки бункеровочных компаний ООО «СК «Павино», «Агротэк-ТМ», «Нико Бункер».

Так, судебные разбирательства между «Агротэк-ТМ» и Центральной энергетической таможней дошли уже до Верховного суда, который направил дело на новое рассмотрение. Здесь спор ведется относительно бункеровки в ноябре 2012 года судна PETROHUE мазутом в объеме 4836 тонн. Таможенный орган ссылался на отсутствие погрузо-разгрузочных операций на территории Таможенного союза и на тот факт, что судно зашло в российский порт исключительно в целях бункеровки. Сумма претензий к бункерной компании превысила 40 млн руб. В решении Верховного суда указывается, что отсутствие погрузо-разгрузочной деятельности само по себе не является основанием для обложения бункера экспортными пошлинами, для этого необходимо доказать, что взятое количество топлива превышает необходимое для рейса.

В начале 2015 года проверки, на этот раз со стороны Находкинской таможни, затронули дальневосточных бункеровщиков, в том числе ООО «СК «Павино», которое также обратилось в суд. На протяжении года, в многочисленных судебных заседаниях, судьи, таможенники и юристы разбирались в терминах, режимах, порядке, интерпретации статей Таможенного кодекса. Параллельно со своими коллегами из Верховного суда судьи дальневосточного округа пришли к аналогичному выводу об отсутствии взаимосвязи между припасами и погрузо-разгрузочными операциями.

Таможенная математика.

Вышеприведенная судебная практика показала, что при разрешении подобных споров главным вопросом является обоснованность взятого на борт количества нефтепродуктов, а не наличие или отсутствие погрузо-разгрузочных операций. И здесь, до официального утверждения нормативов, возможны варианты, поскольку четко утвержденная методика для определения необходимого количества топлива пока отсутствует.

В связи с этим, с начала 2016 года таможенные органы стали применять иной метод обоснования своих претензий к бункеровочным компаниям, осуществляя самостоятельный расчет припасов, необходимых для того или иного судна. Все, что превышает расчеты таможенников, по их логике должно облагаться экспортной пошлиной.

Как прокомментировали ИАА «ПортНьюс» в Дальневосточном таможенном управлении (ДВТУ), отгрузка бункерного топлива в качестве припасов в портах Дальнего Востока, осуществляемая без каких-либо количественных ограничений, без учета целей и маршрута следования судна, ведет к значительным потерям федерального бюджета. «Расчет достаточности загружаемого на судно бункерного топлива в привязке к осуществляемому судном рейсу (маршруту) таможенный орган производит исходя из положений пункта 1 статьи 163 ТК ТС. При этом для целей определения достаточности количества загружаемого судового топлива и его целевого использования данным судном таможенный орган руководствуется документами и сведениями, обязательными для предъявления при прибытии/убытии на таможенную территорию ЕАЭС ТСМП (подпункт 2 пункта 1 статьи 159 ТК ТС)».

В ДВТУ также подчеркнули, что «таможенный контроль в отношении  указанных припасов (бункерное топливо) будет осуществляться на постоянной основе в соответствии с положениями таможенного законодательства».

Принятие решения о проведении таможенного контроля в отношении загрузки бункера таможенные органы осуществляют исходя из принципа выборочности и наличия информации (сведений) о компаниях, осуществляющих бункеровку судов, пояснили в ДВТУ.

Таким образом, сегодня сотрудники таможни разрешают к вывозу только то количество бункера, которого, по их мнению, будет достаточно для того, чтобы судно смогло дойти до следующего порта - и неважно, что оно продолжит свой путь дальше, например, из Китая в Сингапур. При этом представители отрасли отмечают, что подобная практика не учитывает различных факторов, влияющих на потребление бункерного топлива в реальных условиях (например, погодных условий, чрезвычайных ситуаций, качества топлива).

Если таможенные органы по всей стране воспользуются опытом дальневосточных коллег, то проблемы могут возникнуть у многих бункерных компаний.

Виталий Чернов.

Источник: www.portnews.ru

 

Вернуться назад

X