Тридцать дней в плену (часть 1)

Всему миру на удивление 

XXI век ознаменовался не только всплеском терроризма, но и очередным всплеском пиратской активности. Размах пиратской деятельности занял огромную акваторию, под раздачу попали моряки. Все до некоторого момента старались не замечать или не придавать значения пиратским нападениям, они воспринимались как отдельные инциденты на море. Это было где-то там... Но после вала таких инцидентов пришлось призадуматься. В первую очередь судоходным компаниям, затем правительствам государств и ИМО.

О пребывании в плену у пиратов со мной поделились воспоминаниями Виктор и Андрей. По личным соображениям они просили не называть их имен, поэтому имена условные. Но – подчеркиваю – за ними стоят реальные люди. Один находился в плену 10 дней вначале 2000-х годов, другой – около месяца и не так давно. Тем не менее они все помнят, как будто это было вчера.

Итак, сначала слово Андрею.

Район Нигерии, 2017 год. Захват

«Когда долго работаешь без всяких эксцессов в одном районе, чувство опасности притупляется. Даже в таком рисковом регионе, как Гвинейский залив и, в частности, нигерийские воды.

…Утро, сухогруз следует своим курсом, на вахте капитан. С момента отхода прошло менее суток, у него много работы и на первом месте – переписка. Надо давать нотисы, диспетчерские, отчитываться за прошедшую стоянку. От вахты его никто не освободит.

Словом, голова капитана была занята обычными делами, он работал на компьютере и готовил информацию. Периодически подходил к радару, осматривался. На приближающийся катер мог не обратить внимания, даже если бы увидел. Катер был из числа сеплайеров (снабженцев). Мало ли таких в районе. И на наше судно на таких же катерах неоднократно доставлялось снабжение и продукты.

Рядовой состав на палубе; завидев знакомый силуэт катера, моряки сразу пошли встречать его с мыслями: наверное, что-то ранее было заказано на судно, и сейчас заказ наконец доставили. Стояли в районе трапа, ждали. А капитан все работал на компьютере…

Прозрение наступило позже, когда на ничего не подозревавших моряков были направлены стволы автоматов и передернуты затворы. Кто-то произнес шепотом: «Попали…»

Нежданные визитеры легко попали на судно. Даже в балласте у судна борт низкий. Тем из наших моряков, кто увидел непонятную ситуацию, находясь в стороне от места событий, удалось спрятаться. Правда, ненадолго.

А капитан работал, вчитываясь в текст сообщений, ничего не слышал и не видел. Внезапно приставленный к голове ствол заставил его вздрогнуть и оторваться от дела…Судно захвачено!

 

В плену

Пираты собрали всех в кают-компании, проверили по судовой роли. Под угрозой расстрела плененных членам экипажа, спрятавшимся в машинном отделении, пришлось выйти из укрытия. До экипажа довели инструкцию, что все пересаживаются в катер, однако после небольшого совещания «новым командованием» на судне было решено оставить трех человек. Выбор пал на 2-го помощника капитана, старшего механика и матроса. Чтобы не привлекать внимания и выиграть для себя время, пираты приказали отогнать судно подальше от места событий. (Как мы потом узнали, наша «тройка» с задачей справилась, благополучно довела судно до порта.)

Пока одни пираты производили инструктаж и усаживали в лодку пленников, вторые «зачищали» каюты экипажа. Забирали все более-менее стоящие вещи, не говоря уж о деньгах, технике, украшениях или золотых изделиях.

Направленный автомат Калашникова помог открыться и судовому сейфу с деньгами и документами. Экипаж был послушный, и эксцессов не возникало.

Восемь человек, и меня в том числе, посаженных в катер, на полной скорости повезли в неизвестность.

Места в районе о. Бонни – экваториальные джунгли. Дельта реки имеет множество рукавов, мелких речушек, протоков, болотистых мест и островков, покрытых зарослями. Долго петляли по протокам, затем причалили к берегу.

«Гостиница» для «гостей» была готова. Ею оказалась хижина на сваях у берега, над краем реки. Нас завели туда, объяснять ничего не стали. Закрыли и выставили часового, вооруженного автоматом Калашникова. На полу была солома, на которой мы спали весь последующий месяц.

О каких-то удобствах в виде туалета даже не было разговора. Вон там уголок, а внизу воды реки. Мысли о побеге были отметены сразу и позднее даже не появлялись.

На следующий день капитану дали телефон и приказали сообщить в свою судоходную компанию о захвате. Периодически такие приказы повторялись, пираты говорили, что нужно сказать, а капитан передавал судовладельцам.

Потянулись дни плена. Я бы сказал, что для нас были созданы даже неплохие от ожидаемого условия. Воду доставляли по утрам, можно было умыться. Кормили 2-3 раза в день. Еду привозили в каких-то ведрах. Но тем не менее она была съедобной. Когда кому-то становилось плохо или человек заболевал, без лишних слов приносили лекарства. Оно и понятно: с больным никто возиться не хочет, а если вдруг... – выкуп за таких не заплатят.

Непривычно было ощущать себя в виде товара. Круг тем для разговора быстро исчерпался, главной была мысль, будут за нас платить или нет.

 

Освобождение

Однажды нас вывели на «свободу», и мы почувствовали: что-то изменилось. Было похоже, стороны договорились, торги или сделка свершились. Нас усадили в лодку, и мы поплыли… Куда? Вскоре всех высадили на берег. На голову надели мешки, подъехала машина, в которой нас потом долго везли в неизвестном направлении. Только ветви зарослей шелестели о борт машины.

Остановились. Нас вывели и привязали к дереву. Мы услышали гул отъезжающей пиратской машины. Тишина. Страх сковывал тело. Что будет дальше?

Было душно, а мешки мешали дышать. Мы думали, что за нами должны приехать, но время тянулось, волнение нарастало, а тишину никто не нарушал. Мы ждали. Давила неизвестность.

Наконец, услышали ободряющий гул машины. Автомобиль приближался, и росла надежда. Когда услышали английскую речь, выдохнули с облегчением.

Приехали агент, местные власти и еще какие-то люди. Нас развязали, дали попить воды и повезли в город.

На этом общение с пиратами закончилось. Нам стало известно, что пираты запрашивали за нас $5 млн, но после месяца торгов согласились на 300 тысяч. Интересно было бы узнать, почему так снизили цену? Но этот вопрос нас волновал уже в последнюю очередь.

Все обошлось благополучно, мы едем домой, нас не били, не пытали, неплохо кормили, давали лекарства и, наконец, целыми и невредимыми отпустили… Порядочные пираты! После получения денег они могли бы поступить и по-другому. Повезло».

 

Маленький комментарий

От какого-либо анализа поведения моряков в плену Андрей отказался. Как и от рассуждений, почему мог случиться захват. Среди возможных причин – проблема сокращения экипажей судов, существующая, кстати, давным-давно… По сути, визуального наблюдения в момент захвата просто не было.

С капитана, конечно, вина не снимается. Вот он, пресловутый человеческий фактор: беспечность, самоуверенность, халатность…

Или что-то еще?

 

Вернуться назад

X